27 февраля 2011 г.

S.T. Dupont pour Femme

Бертран Дюшофур (Bertrand Duchaufour) практически неизбирательно прекрасен там, где ему дают развернуться – в нише, как в Artisan, Eau D`Italie и Amouage) и как-то аккуратно никаков там, где делает фланкеры – кто их помнит-то, эти амарижи-чего-то там и фаренгейты-столько-то-градусов?

Dupont то ли не мешал и не лез под руку с маркетинговым образом, то ли звезды удачно сошлись, но результат вышел приятный, особенно на фоне того стона, который у нас в последние годы шипром зовется; кстати, еще одно достоинство, уже не имеющее отношения к парфюмеру, а сугубо к дистрибуции - его можно купить, не совершая излишних кульбитов, в большинстве ИДБ он премило стоит на полках по вменяемой цене.

Pour Femme начинается c пышного фруктово-цитрусового изобилия (это совершенно очевидно фруктовый, а не цветочный шипр, потому что фруктами он начинается и продолжается). Основные элементы корзины – смородина и гальбанум (то есть, шероховатые резаные смородиновые листья), дыня, маракуйя (по крайней мере, мне кажется, что это сладкое, фруктовое, громкое и наглое как йогурт – и есть парфюмерная маракуйя), лимоны традиционные и мандарины сладкие, сочные, мякотью. При этом все прекрасно уравновешено и элегантно сервировано.

Далее следом за фруктами вносят еще больший букет цветов и размещают на том же столе. Букет из тех, разбирать которые на отдельные цветы и сложно, и не хочется, потому что все цветы в нем очень тесно сплетены в единую композицию, из которой ни один не выделяется как солирующий. Иланго-жасминовые, орхидейно-магнолие-цикламеновые грани над дынной и цитрусовой мякотью. Цветочный букет своим объемом напоминает и Le Roy Soleil Salvador Dali, и Jardins de Bagatelle, и First Van Cleef & Arpels. По основным нотам они родственники, по композиции – тоже: пышные богатые классичные букеты. Pour Femme - 1998 года выпуска, но очевидным образом обращен в прошлое, в наследие французской парфюмерии, а не в будущее, к худым и тощим коровам 00-х.

По базе, когда она выступает из-под лепестков и фруктов, очень чувствуется, что аромат все-таки принадлежит к современным шипровым, и настоящий мох в нем заменяется пачулиево-древесным аккордом, причем пачули не хватает землистости, здесь только верхи без низов, как не заменяет мха и «кедр над водой», но в целом основание Pour Femme – большое деревянное блюдо, влажное от сочных фруктов, - решено очень достойно.

Резюмируя основные достоинства: богатство букета, многогранность, полноценное раскрытие Pour Femme. Основной (хотя и не слишком большой) недостаток – это своеобразный «аромат-эхо», в нем бездна отсылок.

26 февраля 2011 г.

Narcotic Venus Nasomatto

У марки Nasomatto есть рецепт, от которой они пока что не отступают: «роскошный минимализм». Впрочем, и неприлично было бы, при установленных ценах, хоть как-то экономить на компонентах и переступать грань, отделяющую «минимализм от избытка» от «минимализма от недостатка», чем регулярно злоупотребляют нишевые марки.

Все ароматы отличаются тремя параметрами: убийственной стойкостью, чистотой состава и простотой. Никаких барочных многонотных построений и прочих архитектурных излишеств. Идея предельно конкретна и через раз выражена еще в названии. Пачули (Hindu Grass), мускус, амбра, абсент... Все прочие элементы выступают только в роли фона и обрамления при центральной фигуре. В случае Narcotic Venus скорее речь идет об атрибутах Венеры, а точнее даже и Кибелы.

В первом выходе Narcotic Venus – это тубероза, даже более того, это Тубероза. В силе и славе, верхом на льве. Все скромно-приглушенные и ослабленные, все дешево-кокосовые и блудливо-масляные туберозы должны умолкнуть и робко, на цыпочках, выйти вон при явлении верховной жрицы Венеры.

Свита – заявленная как пряности, жасмин и лилия, - выступает следом, когда умолкают сочные зеленовато-хрустящие ноты раскрывающегося цветка, и постепенно угасает сладкий вибрирующий афродизиак цветка в зените, за миг до увядания. В первую очередь это – кумин. Откровенный, бархатно-теплый, пряный, сладкий. В хорошем качественном кумине нет неприятно-нейлоновых «потных» нот, которые отталкивают в более дешевых вариантах. Это запах разгоряченного чистого тела, а не маек футболистов наутро после матча.

Кумин играет со следами шафрана на лепестках вянущей туберозы, образуя иллюзию пыльцовой, «плотоядной» составляющей тигровой лилии. Самой лилии в Narcotic Venus нет, но есть ее призрак.

В финале, близко к базе, Narcotic Venus здорово похож на Traversee du Bosphore. Куминные, шафрановые, старо-бумажные, сухо-кожаные ноты оставляют ощущение сброшенной с плеча и оставленной львиной шкуры.

Красиво, точно, чувственно, ничего лишнего, все пригнано как детальки в швейцарских часах.

23 февраля 2011 г.

Очередное чудо переводов: тмин/кумин

Путаница традиционная, историческая, возникшая на основании визуального сходства семян.

Между тем, растения - разные. И cumin - 'это ни в коем случае не "тмин", это именно кумин, он же зира (кмин, чаман, римский тмин). Семена зонтичного Cuminum cyminum. Растение, известное с очень давних времен, и преимущественно использующееся в восточной и средиземноморской кулинарии. Употребляется к мясу, в пловах...

А тмин – это caraway. Семена зонтичного Carum carvi. Используется не реже, но обычно – севернее, в хлебопекарной промышленности, в засолке и закваске. Запах более острый, резкий, лишенный ореховых и сладковато-шафранных нот, которыми богата зира.

И даже такой приличный словарь, как Мультиран, на cumin дает много вариантов «тмина», хотя спасибо исправившим, теперь в онлайновой версии четко обозначена разница и написано, что cumin=зира/кумин.

В парфюмерии используется преимущественно кумин (куминол и другие составляющие). Извлекаемый из тмина карвон (также встречающийся в укропе) – пищевой ароматизатор.

А на вид они практически одинаковые (но отнюдь не на вкус).

DSH Perfumes Oeillets Rouges (Red Carnations)

Гвоздика (пряность) с ванилью кулинарной преобладают. Также ощутимы воск и перец. Все это в сумме до ужаса кулинарно, почище гвоздик Possets, и вызывает у меня одно сплошное недоумение: кому и зачем нужно пахнуть кухней? Именно кухней – вот гвоздика, вот ваниль, вот промасленная бумага, вот мука и сливочное масло. Это совершенно прекрасно, когда отряхиваешь руки, поставив противень в духовку, и разгибаешься с чувством глубокого удовлетворения, предвкушая явление румяных плюшек - но в виде аромата?.. Спасибо, впрочем, что кухня, а не зубоврачебный кабинет - хотя вторая грань этой гвоздики, холодно-пряная, как раз на эти воспоминания и наводит.

Ох уж эти опыты независимых парфюмеров...

20 февраля 2011 г.

Manifesto Isabella Rossellini

2000, сделал Alberto Morillas – с одной стороны, король попсы и автор тонн и тонн фланкеров всяких Kenzo Flower и прочих 212, с другой - создатель прекраснейшего первого Salvador Dali и не столь, на мой вкус, прекрасного, но попадающего в «зал славы» Acqua di Gio. В общем, очень продуктивный парфюмер.

Manifesto, вне сомнений, попадает в первую категорию - тонны и тонны. Главное определение в отзывах - "офисный". Под этим определением обычно понимается «миленький, но не слишком яркий». Справедливо. Миленький, свеженький и зелененький: стартует цитрусами, базиликом и перцем, поэтому сразу ассоциируется с «поздним унисексом» как раз рубежа веков. Базилик тот самый, недораскрытый, недостаточно насыщенный, что дает привкус шампуня на губах. Ни красот хорошего одеколона, ни настоящей пряной зелени.

Далее – дискотека. То есть, обещанные розочки, жасмины и апельсиновый цвет. То есть, пляска молекул цветочной свежести. Изящество композиции, игра компонентов и глубина раскрытия - традиционные для массовой парфюмерии, для стиля «свежачок», то есть, чуть выше нуля. С большим трудом все это ухитряется состыковаться в легкий цветочный аромат, в который так и хочется чего-то подбавить – то ли мокрых кувшинок и осоки из Un Jardin Sur Le Nil, то ли гальбанума из Silences. Хоть чего-нибудь, лишь бы перевести в общем-то неплохую, но «отдушку человека» в разряд ароматов. Или вычесть что-нибудь, чтобы Manifesto по праву оказался в гелях для душа.

Вот это вот ощущение «да стань же ты хоть чем-то настоящим» преследует от первых до последних нот... и довольно неприятно зудит в затылке.

Обзор вышел скучный, а впечатление от аромата – еще скучнее. Вот мы дожили до базы, а удовольствия никакого...

За картинку спасибо http://www.parfumdepub.net/collection/index.html

19 февраля 2011 г.

Trussardi Jeans

Чудесно и удивительно. Чудесно и удивительно то, что среди вполне обычных «среднерыночных» ароматов, призванных составить линейку с другими товарами – «А у нас есть и запах, модный в этом сезоне, не надо никуда идти» оказался такой откровенно нишевый по стилю. Сделано Anne Flipo, которую я не очень понимаю – тут и прекрасные Артизаны, и довольно ужасные фланкеры и разные Poopee.

Jeans - это раскрывающиеся весенние почки. Клейкие, пушистые, пахнущие свежо, остро и пронзительно. Эфемерный и совершенно не рассчитанный на немедленное привлечение противоположного пола и прочие заигрывания с окружающим миром. Акварель: ранняя весна, земля, отбросившая снег, как теплое одеяло, серые ноздреватые сугробы в тени, первая травка на солнце, первые листья, клейкие колпачки на дорожках.

Нестойкий, мимолетный, практически лишенный базы (что к счастью!), терпкий. Список нот - традиционно привет от фонаря, даже приводить не буду, только ссылку. Красивый, совершенно бессмысленный в носке, великолепный как зарисовка о весне.

13 февраля 2011 г.

Midnight Mass at Old St Mary’s и Titanium White Possets

Заканчивая знакомство с Possets...

Midnight Mass at Old St Mary’s

Очень тихая и спокойная вариация на «церковную» тему. По замыслу создателей, речь идет о пышно и разнообразно декорированной церкви, в которой зимой холодно (реальный собор в Цинциннати). Пышного декора нет, а церковь с надлежащими ольфакторными атрибутами и холодный камень со сквозняками есть. Сочетание смолистых, благовонных и прохладно-ментольных нот.

Titanium White

Непривычно громкий для Possets аромат. В первую очередь цитрусовый. Цветочки на фоне, цитрусов больше, и этакая грейпфрутово-корочная и лимонно-цедровая свежесть доминирует, цветочки пищащие. Самый скучный, практически никакой. Body butter без претензий.

Общее впечатление: понравились из всего только фиалки (Silver Violets). Второе место занимает Hyde Park благодаря интересной игре вокруг сухого зеленого чая. Остальное достаточно мило в качестве масел для тела, но все-таки не более того. К парфюмерии эти продукты имеют весьма опосредованное отношение.

12 февраля 2011 г.

Silver Carnations Possets

Silver Carnations – сладкие гвоздики. Поначалу именно воздики-цветы, а не пряности.
Странным образом многие люди искренне уверены, что цветы гвоздики вообще не пахнут. Что забавно, гвоздики-цветы и гвоздики-пряности (цветы гвоздичного дерева) путаются не только в русском языке, но и в немецком, французском... хотя цветы - это Dianthus из семейства гвоздичных, а пряности - Syzygium, миртовые. Первые – травянистые, второе – дерево. Ничего общего, теоретически – практически, аромат цветов гвоздики заставляет подозревать, что после цветения из них прекрасно получится пряность.

Сравнивая два аромата – цветы и пряность, - можно получить четкое представление о том, что такое эвгенол (евгенол), чертовски популярный компонент огромного числа современных ароматических составов, от кремов до духов. Терпкое, пряное, со свежими нотками, и одновременно маринадно-бальзамировочная антисептика, маслянистость - все это эвгенол, вещество вроде бы с ярчайшей индивидуальностью, а тем не менее совершенный хамелеон, радикально меняющийся в зависимости от дозировки и прочего окружения.

Возвращаясь к аромату Silver Carnations - хотя возвращаться, в общем, некуда... практически те же «серебряные фиалки», только на место фиалок вставлен другой цветок, можно сказать, что в качестве масла для тела это теоретически хорошо, особенно потому, что стойкость изумительная и запах совершенно не портится ни во времени, ни в контакте с другими запахами.

Однако ж, это совсем кондитерская – и если у фиалок это кондитерская парфюмерная, ну не герленовская, но не без смысла, то с гвоздикой это кухня. Выпечка плюшек с ванилью и гвоздикой для пикантности. Запах мигрирует от цветов к пряностям, ванилиновый сахар способствует, "бумажные" нотки становятся типичной такой промасленной бумагой для противней. Ностальгично, гармонично, неносибельно, по-моему. Кому-то, определенно, понравится.

6 февраля 2011 г.

Hyde Park и Silver Violets Possets

Possets – марка нишевой парфюмерии, выпускающая ароматы на масляной основе. За чистую натурпарфюмерию не поручусь, но позиционируется как хэндмэйд. Ароматы очень тихие, в отличие от спиртовых, нежные, близко прилегающие к коже. Есть интерес провести повторные испытания летом, в жару.

Hyde Park – терпкий сухой зеленый чай; не заваренный, а сухой – из банок. С добавками фруктов, трав, специй. Доминируют персики и гибискус. Травяная сенная сухость даже обжигает нос, но все это не слишком громко.

Silver Violets – сладкие фиалки. Первоначально нежные, цветочные, светлые, потом постепенно засахаривающиеся, запудривающиеся. Проявляются ванильные, молочные и мускусные ноты. Простые, непритязательные, но чрезвычайно милые фиалки. Потом уходят в древесно-мускусные ноты, сухие и терпкие, как старая бумага. В кароновских базах такое есть.

Продолжение обзора Possets следует.