10 декабря 2009 г.

Y - YSL: а на нейтральной полосе цветы - необычайной красоты!..

А полоса и впрямь нейтральная – с одной стороны категорические шипры, с другой – категорические альдегиды, а посредине – Y. Дебют дома на парфюмерной стезе. И такой же внушительный след в истории, как Rive Gauche, Opium или Kouros.

За какие непостижимые грехи Y угодил, в конце концов, в «офисные», откуда взялся этот шлейф и почему так и тащится следом? Из-за голенастой офисной дивы с ноутбуком на ступеньках на очередном плакате? Может быть; хороший повод к размышлениям на тему о влиянии предварительно заданного контекста на восприятие реальности.

Впрочем, и определение «фруктовый шипр» меня смущает; откуда взялось? Это вам не Yvresse все-таки... Y вообще требует выхода из контекста, из любого, должен звучать сам по себе, вне предварительных шаблонов понимания. Сначала ощутить, потом определить.

Из него трудно вылезать, его не хочется снимать, как очень удобную вещь, сидящую безупречно не только по фигуре, но по еще десятку ощущательных предпочтений. Правильно скользит по коже и правильно облегает, правильно идет складками... вещь, шелковая, золотисто-бежевая, любимая. От первых нот - альдегидных, очень мягких, без металлического или гуашевого привкуса, пудрово-золотистых, пыльцовых, до последних: опять пудровых, но уже ирисовых, сладко-фиалковых, и через все цветы нейтральной полосы. Цветов там много; но важнее другое.

У Y роскошная база. Одновременно очень, вуалево тонкая, легкая – и замечательно богатая по составу. Мох, мускус, пачули, сандал, бензоин, ветивер, цибетин, стиракс. Звучит как угрожающие органные басы, восточным нашествием – но нет, Y удивительно легок и нежен, как паутинка. А весь этот восточный триумф образует легкую дымку, пудровую подложку, очень близкую к телу, кожно- (кожно, а не кожано-!) мягкую, теплую, живую… и поверх – пудра.

Цветы на этой подложке тоже прекрасно растут – и припудриваются, облегчаются альдегидами, лишаются тяжести, превращаются в светлые пастельные наброски, а потом присаживаются на базу. Жасмин, тубероза и гиацинт доведены до состояния росписи по шелку, прозрачны, мягки, утонченны. Эта вещь, вся в совокупности, может быть, китайское шелковое платье.

Фруктов – на мне, для меня в Y – количества почти что следовые. Немножко персика, больше похожего не на фрукт, а на персиковый цвет какой-то; туда же и слива – «цветы сливы».

Роскошь – но тихая, негромкая, как золотая пудра по коже; не кричащая. Ощущается в очень близком радиусе, не душит, даже не подманивает: просто есть. Может быть, поэтому и "офисный" - а, впрочем, кто сказал, что офисный=скучный? :)


коллаж с благодарностью взят отсюда

Комментариев нет:

Отправить комментарий